Беллик стоял у окна, наблюдая за происходящим.

Раньше, когда его еще занимали такие вещи, он, пожалуй, счел бы эту женщину красивой. Сейчас он видел в ней лишь вестника злого рока. Все знали: смерть следует за охотниками на демонов по пятам.

Жители городка скрылись в домах, но дети... Дети остались на улице и готовились к нападению. Беллик вспомнил слова кузнеца...

Это сделал мой сын.

Что за безумие захватило мир, превратив детей в мясников? А эта женщина... Охотница на демонов точно их убьет.

Из-под ног женщины внезапно вырвалось облако дыма и быстро разрослось, полностью скрыв ее. Почти в ту же секунду откуда-то сверху из укрытия над головой Беллика скользнула вниз и растворилась в дыму небольшая фигурка. Когда облако стало рассеиваться, он увидел летящий резак. Сделав несколько оборотов в полете, оружие приземлилось в считанных дюймах от того места, куда спрыгнул ребенок.

Беллик чуть не свернул голову, пытаясь разглядеть фигуру, возвышавшуюся чуть поодаль в редеющем темном тумане. Это было ее рук дело. Охотница пустила дым для отвода глаз. Она сделала быстрое движение кистью, и маленький рыжеволосый мальчик, оказавшийся в поле зрения — наверное, сын Треверса, подумал Беллик — хлопнул себя по шее, как будто его кто-то укусил.

В груди Беллика все сжалось.

Она убьет их!

Сын кузнеца Киндал метнулся вперед — глаза выпучены, слюна брызжет из открытого рта. Он широко замахнулся молотом. Сделав шаг, охотница ухватила его за запястье и крутанула вокруг себя, сбив незнакомого Беллику малыша, который пытался вытащить из ножен меч размером больше него самого.

Мальчик плашмя упал на спину. Охотница на демонов вырвала молот и ударила Киндала по челюсти снизу. Полетели зубы. Женщина отступила в сторону, и Киндал без сознания рухнул вниз лицом. Чуть поодаль без чувств свалился на землю и сын Траверса, по-прежнему держась рукой за шею.

Теперь рука охотницы скользнула по направлению к ребенку из укрытия наверху. Его, как и мальчика с мечом, Беллик не узнал. Может, пожаловали сюда из Хольбрука?

Руки Беллика сжались в кулаки. Снаружи на женщину неслось еще двое детей — Саманта Хальстафф и Бри Тьюнис. Первая рванула вперед, как в кикболе, размахивая окровавленным кинжалом, вторая удерживала над головой тяжелый камень.

Много лет назад Беллик видел в Калдее представление акробатов из далекого Энтштайга. Они с невероятной легкостью кувыркались, ходили колесом, делали кульбиты и сальто с переворотом. Сейчас, глядя, на охотницу, он вспомнил тех акробатов. Женщина прыгнула вперед, сгруппировалась, покатилась кувырком, словно на ней и не было железных доспехов, и очутилась позади Саманты. Она двигалась так быстро, что невозможно было даже толком уследить за происходящим, и, самое удивительное, в результате Саманта оказалась связана тонкой веревкой.

Неподалеку чужой мальчик, спрыгнувший сверху, безжизненно рухнул на землю, в точности как сын Треверса.

Хватит!

Беллик побежал к двери и открыл ее, когда охотница на демонов развернулась и отшвырнула Саманту к Бри. Ее движения были стремительными, а руки порхали как крылья мельницы. Когда она закончила, обе девочки были связаны.

Брат Саманты, маленький Рейлин, полз вперед, очевидно, намереваясь вонзить зубы в ногу охотницы на демонов. Она приподняла его, замахнулась кинжалом...

—Нет! — выкрикнул Беллик.

... и воткнула его в ближайшую балку, пришпилив к ней за рубашку брыкающегося и пинающегося ребенка. Она обернулась и шагнула в сторону Беллика.

— Дети... — выдохнул он.

— Они живы. Я использовала дротики, пропитанные мощным снотворным. Пока они в безопасности, а если ты поможешь мне, с ними больше ничего не случится.

Беллик разжал кулаки. У него словно гора свалилась с плеч от облегчения.

— Удивлен? — спросила Валла.

— Про таких, как ты, говорят... — Беллик опустил глаза.

— Договаривай, — потребовала Валла.

Беллик собрал все свое мужество.

— ... что вы не лучше демонов. Что ваши глаза горят адским огнем. Что куда бы вы ни шли, смерть идет следом.

Валла шагнула к попятившемуся назад Беллику.

— Говорят, лекарь, когда демон заглядывает в самые дальние тайники твоего сознания, можно заглянуть в него самого, если знать как. И увидишь только месть. Только охоту. И тогда твои глаза загорятся его одержимостью.

Нижняя губа Беллика задрожала.

— Твои глаза... Они не горят.

Черты Валлы смягчились.

— Нет. Я живу не только ради мести. – Валла повернулась. — Теперь нужно найти, где запереть детей. Отдельно друг от друга.

Лекарь на секунду задумался.

— У нас тут всего одна тюремная камера... Но есть конюшня. Конюшня подойдет, я уверен.

Ненависть и концентрация

Текст в формате PDF